Кадровый дефицит медиков в 2018 году

Кадровый дефицит врачей в первичном звене будет ликвидирован к 2021 году

Кадровый дефицит медиков в 2018 году

Об этом  сообщила Председатель Федерального фонда обязательного медицинского страхования Натальей Стадченко на встрече с депутатами внутрифракционной группы «Единой России».

  Она отметила, что при формировании бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за основу был взят 204-ый Указ Президента, одной из главных задач которого является ликвидация кадрового дефицита врачей и среднего медицинского персонала в первичном звене.

 

Согласно законопроекту «О бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» дополнительные расходы на увеличение численности врачей и среднего медперсонала учтены в субвенции в бюджете Федерального фонда и составят: в 2019 году – 12,3 млрд рублей, в 2020 году – 34,7 млрд рублей, в 2021 году – 50,4 млрд рублей. За счет этих средств в 2019 году планируется дополнительно принять на работу в первичное звено 5,4 тыс. врачей, в 2021 году  численность должна увеличиться на 21,4 тыс. человек, что позволит закрыть кадровый дефицит. По среднему медицинскому персоналу эти показатели составят соответственно 11,9 тыс. и 40,2 тыс. человек. «Очень важно, чтобы деньги, выделенные на ликвидацию дефицита кадров, не растеклись по системе, чтобы не вышло так, что финансирование мы предусмотрели, а прироста кадров не увидели, поэтому необходимо проконтролировать целевое использование средств. Для этого были внесены изменения в Закон «Об обязательном медицинском страховании», которые предусматривают, что субвенции, направляемые в территориальные фонды ОМС будут резервироваться в нормированном страховом запасе и в порядке, установленным приказом Минздрава, переводиться в медицинские организации. На данный момент проект приказа подготовлен и проходит установленную процедуру согласования. Он подразумевает, что медицинские организации ежемесячно будут предоставлять в территориальный фонд  заявки на софинансирование оплаты труда врачей и среднего медицинского персонала принятых  на работу. Это позволит нам увидеть каждого конкретного человека, привлеченного в медицинскую организацию для ликвидации кадрового дефицита», – пояснила Наталья Стадченко.

 В субвенцию включена не только потребность медицинских организаций в увеличении численности медицинского персонала, но и сохранение соотношения заработной платы врачей на уровне 200%, среднего медицинского персонала — 100% к среднему трудовому доходу по региону.  Кроме этого, в субвенции заложено и увеличение заработной платы младшего медицинского персонала и всех остальных расходов (медикаменты, расходные материалы, питание, коммунальные и другие услуги) с 1 января, а также заработной платы прочего персонала с 1 октября. За последние 2 года с учетом реализации Указа Президента по повышению заработной платы изменилась структура расходования субвенции. В связи с этим в Методике по распределению субвенции учтена фактически сложившая структура соотношения заработной платы и прочих расходов — 70% на 30%, (было 60% на 40%). Депутаты обсудили с главой Фонда и финансирование в рамках ОМС тех медицинских организаций, которые работают в регионах, имеющих сложные природно-климатические условия, особое географическое положение и ограничения в транспортной доступности, малую плотность населения и т.п. Наталья Стадченко сообщила, что Минздравом России и Федеральным фондом ОМС в целях совершенствования методики распределения субвенций дополнительно проработан вопрос обеспечения расходов медицинских организаций, исходя из индивидуальных особенностей регионов. И по результатам этой работы постановлением Правительства Российской Федерации от 18.10.2018 № 1240 в методику распределения субвенций внесены изменения. И если, средний подушевой норматив в  рамках системы обязательного медицинского страхования составляет 11 тыс. 800 рублей, то, например, в  Республика Саха (Якутия) – 34,5 тыс. руб. Принятые изменения позволили увеличить размер субвенций субъектам Российской Федерации, имеющим сложные природно-климатические условия, географическое положение и ограничения транспортной доступности (Республика Саха (Якутия), Камчатский край, Магаданская область. Ненецкий и Чукотский автономные округа), в 2019 году на общую сумму 8,3 млрд. рублей, что значительно увеличит размеры финансового обеспечения учреждений здравоохранения Дальнего Востока и обеспечит доступность и качество оказываемой ими медицинской помощи. Безусловно, в полном объеме в бюджете учтены и расходы на оказание медицинской помощи по базовой программе ОМС. Например, финансовое обеспечение оказания медпомощи больным с онкологическими заболеваниями в соответствии с клиническими рекомендациями и протоколами лечения на 2019 год составит 70 млрд рублей, на 2020 год – 115 млрд рублей, на 2021 год – 134,5 млрд рублей. Это позволит в 2019 году ликвидировать дефицит оказания помощи, в первую очередь в химиотерапии, а с 2020 года лучевой терапии и хирургической помощи онкологическим больным. В 2019 году переводится в базовую программу обязательного медицинского страхования два вида высокотехнологичной медицинской помощи — стентирование коронарных артерий и эндопротезирование тазобедренных суставов. При расчете объема финансового обеспечения расходов на оказание высокотехнологической медицинской помощи, не включенной в базовую программу ОМС, на 2019 год планируется увеличение плановых объемов высокотехнологичной медицинской помощи, не включенной в базовую программу ОМС, по наиболее востребованным видам высокотехнологичной медицинской помощи по сравнению с текущим годом. Также в 2020 году планируется включение в перечень видов высокотехнологичной медицинской помощи, не включенных в базовую программу ОМС, протонной терапии с объемом финансового обеспечения 5 млрд. рублей в 2020 году и около 5,5 млрд. рублей в 2021 году. В целом расходы на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, не включённой в базовую программу обязательного медицинского страхования, запланированы на 2019 год в размере 100,8 млрд. рублей, в 2020 году — 103,9 млрд рублей, в 2021 году — 109,0 млрд рублей. 

На встрече с депутатами Наталья Стадченко рассказала и о новых законодательных инициативах 2019 года. Были внесены поправки в  ФЗ №326 «Об обязательном медицинской страховании»  для совершенствования персонифицированного учета застрахованных, что очень важно для формированию бюджета.

Численность застрахованных лиц, в том числе неработающих, для формирования бюджетов будет определяться по состоянию на 1 января, а не 1 апреля, как было ранее.

Уже вышло Постановление Правительства РФ №1337 от 9 ноября 2018 года «Об утверждении правил определения численности застрахованных лиц в целях формирования бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования и территориальных фондов».

Согласно постановлению, человек, хоть единожды работающий в году, является работающим, благодаря этому численность неработающих уменьшилась на 5 млн. человек. Если при формировании бюджета на 2018 год их число составляло 85 млн, то при формировании бюджета на 2019 год уже – 80 млн.  Это позволяет снизить финансовое бремя на субъекты РФ.

Благодаря новой методике расчета тарифа страхового взноса на ОМС неработающего населения, а также с учетом изменения численности неработающих лиц, планируется, что размер страховых взносов в 2019 г. по сравнению с 2018 г. уменьшится в 60 регионах на общую сумму 15,7 млрд руб.

»  Кроме того, среди законодательных нововведений – передача Федеральному фонду полномочий по контролю за тарифными соглашениями субъектов РФ.

По словам главы Фонда, на начало  2018 года лишь 18 из 85 регионов России смогли предоставить тарифные соглашения, которые соответствовали федеральной нормативной базе  «Нам очень важно, чтобы тарифы изначально утверждались правильно, не занижались для одних организаций, не завышались для других, – без этого невозможно качественное оказание медицинской помощи, –сказала Наталья Стадченко, — отныне без согласованной с Фондом позиции по тарифным соглашению субъект оказывается  вне правового поля – субъекты будут обязаны устранить те замечания, которые будут содержаться в заключении ФОМС по тарифным соглашениям.

Источник: http://www.mgzt.ru/content/kadrovyi-defitsit-vrachei-v-pervichnom-zvene-budet-likvidirovan-k-2021-godu

«Кадровый дефицит врачей властям выгоден». В Крыму не хватает медработников

Кадровый дефицит медиков в 2018 году

Председатель Госсовета Крыма Владимир Константинов определил одними из главных задач республики на ближайшие пять лет снижение уровня безработицы и качественное реформирование здравоохранения.

Причем особенно остро кадровый голод прослеживается именно в медицинских учреждениях региона.

Заместитель министра здравоохранения Крыма Николай Деркач озвучил печальную статистику: на тысячу пациентов приходится всего 38 врачей, а в некоторых районах вообще нет докторов определенных специальностей. В чем причины кадрового дефицита врачей, разбирался «ФедералПресс».

Очередь, чтобы встать в очередь

Укомплектованность медицинскими кадрами в республике находится на уровне 68–76 %, с учетом совместительств – 82 %. Полуострову с населением в 2,3 млн человек нужно еще как минимум 600 врачей. В штате скорой помощи не хватает примерно 50 % докторов и около 30 % среднего медперсонала.

Замминистра здравоохранения Крыма Николай Деркач назвал происходящее «кадровым коллапсом», из которого республика старается выйти, но пока не получается.

Он рассказал, что люди часто жалуются в минздрав на большие очереди и невозможность попасть на прием к неврологу, эндокринологу, отоларингологу, кардиологу и другим специалистам.

Наиболее сложная ситуация с очередями в сельских районах и маленьких городах, например, в Армянске, Керчи и Красноперекопске. В Ялте не хватает около 130 врачей, а в январе город лишился и единственного врача-онколога Дмитрия Барановского, который переехал в 2018 году из Москвы в Ялту.

Как заявлял сам доктор, его уволили после конфликта с главврачом, который стремился сэкономить, сокращая количество обследований пациентов. Сам онколог, привыкший к московским стандартам, признался, что был в шоке от крымской медицины.

Нередко крымчане приходят к поликлиникам в 6 утра, чтобы занять очередь в регистратуру или к терминалу, через который можно взять талончик к врачу-специалисту. В том случае, если повезет, к доктору можно будет попасть спустя 2–3 недели.

Такие ситуации можно увидеть практически во всех городах региона. Очереди на обследования еще длиннее. Например, 65-летняя жительница Ялты Елена Гукова выложила в Сеть видеозапись, в которой показала направление на УЗИ, – ей предстоит ждать обследования ровно 5 месяцев.

При этом по закону время ожидания УЗИ не должно превышать 2 недели.

«Должны констатировать факт, что пока и очереди есть, и отсутствие узких специалистов, и не только в сельской местности. Мы не продвинулись, к сожалению, сильно в этом направлении.

Если технику мы закупаем и капитальные ремонты делаем, то прорыва в вопросе привлечения специалистов в государственную медицину нет», – констатировал глава Крыма Сергей Аксенов на июньском заседании Совета министров.

Кривое зеркало статистики

Одна из причин нехватки врачей в поликлиниках – низкие зарплаты при высокой загруженности. По данным Крымстата, средняя заработная плата врача в Крыму за первый квартал текущего года составила почти 54 тыс. рублей.

Санитарки, медсестры и медрегистраторы зарабатывают примерно по 25–27 тыс. рублей. В Севастополе уровень оплаты труда по статистике еще выше – врачи получают около 57,5 тыс. рублей, младший и средний медперсонал – 28–30 тыс. рублей.

Все цифры, как и положено, на уровне целевого значения, установленного майскими указами президента России.

Но другая картина получается, если пройтись по открытым вакансиям, размещенным в интернете. Для примера, заработок врача-педиатра в городской больнице в Инкермане начинается от 18 тыс.

рублей, участкового врача-терапевта в Симферопольской клинической больнице – от 20 тыс. рублей. Медсестра в республиканской клинической больнице имени Семашко может рассчитывать на оклад от 12 тыс. рублей плюс стимулирующие выплаты.

На низкие зарплаты жалуются и врачи в частном разговоре – говорить под запись они отказываются.

Почему такая разница в цифрах, пояснил сопредседатель межрегионального профессионального союза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. По его словам, в отчетах закладывают данные не на ставку, а на физическое лицо, и из-за переработок набегает та самая сумма из майских указов.

Уровень совместительства у медицинского персонала в регионах составляет обычно 1,4–1,8 ставки, доплаты также идут за совмещение должностей и расширение зоны обслуживания. Плюс есть разница между оплатой большинства медицинских работников, которые работают с пациентами, и тех, кто находится на административных должностях.

У последних зарплаты традиционно высокие за счет стимулирующих особых выплат и оформления на дополнительные ставки.

«К тому же региональным властям и администрации больниц выгоден кадровый дефицит.

Вместо того чтобы заполнять все ставки и платить высокие зарплаты всем сотрудникам, им выгоднее, чтобы оставшиеся люди тащили на себе весь объем работы.

Перерабатывая, они выходят на показатели по майским указам – 100 % от средней зарплаты по региону для среднего медперсонала и 200 % для врачей по аналогичному показателю», – считает Коновал.

Даже в минздраве Крыма не скрывают, что красивые цифры из статистики складываются из нескольких ставок.

«В связи с тем, что есть кадровый дефицит, врачи и медсестры работают более чем на одну ставку, занимаются совмещением: ночные, праздничные дежурства и так далее», – объяснил высокие зарплаты недавно ушедший в отставку министр здравоохранения Александр Голенко. Из-за такой ситуации врачи уходят в частную медицину – там и зарплаты выше, и нагрузка меньше.

Штраф за здоровых пациентов

Врачи и медсестры не стремятся работать в государственных медучреждениях еще и из-за давления со стороны контролирующих органов и штрафов, которых де-юре нет, а де-факто ситуация иная. Хирург Кирилл Копытчук из Алупки рассказал, что работать из-за штрафов просто невозможно.

Например, Фонд медицинского страхования (ФМС) может оштрафовать за то, что врач принял за смену больше пациентов, чем положено по регламенту, а значит, оказал некачественное лечение.

Штраф могут заставить платить и за то, что пациент якобы провел лишний день на больничном, если в день выписки в больничном листе отмечено, что «жалоб нет».

«Оказывается, по российскому законодательству здоровых больных на работу мы не имеем права выписывать. Больной должен идти с жалобами на работу.

Если в последний день я пишу больному, что жалоб у него нет, что он здоров, меня заставляют оплачивать последний день.

Мне, ладно, только 1600 рублей пришлось заплатить, а вот невропатолог из Гаспры заплатил 25 тысяч», – рассказал в своем видеоролике о состоянии медицины в Крыму Кирилл Копытчук.

С 2013 года в России внедряется так называемый эффективный контракт – в локальные нормативные акты, которые регулируют систему оплаты труда на уровне медучреждений, вносятся изменения, по которым значительная часть зарплаты должна зависеть от качества и интенсивности труда медработника.

Такая же система сегодня внедряется и в Крыму. Если раньше стимулирующие выплаты, составляющие львиную долю зарплаты, были гарантированные, то теперь они плавающие и начисляются в зависимости от набранных баллов.

Баллы начисляются по определенным критериям, среди которых, например, отсутствие обоснованных жалоб пациентов и ошибок в оформлении документации.

«Де-факто эта система выглядит как штрафная. Частные страховые компании, через которые идут деньги, являются посредниками между государством, Фондом ОМС и медицинскими учреждениями. Они в основном проверяют документацию и штрафуют – допустим, за то, что почерк неразборчивый, аббревиатура использована, не весь анамнез описан.

Эти вещи, как правило, никак не влияют на процесс лечения.

У врача, который принимает большой поток пациентов в условиях кадрового дефицита, по сути есть выбор – больше времени уделить лечению человека в ущерб оформлению документации или правильно заполнить документы, за которые его могут оштрафовать», – объясняет ситуацию Андрей Коновал, который считает, что таких «посредников» в России давно пора ликвидировать.

Хотя бы не уезжают

В минздраве считают победой уже то, что в Крыму прекратился отток врачей, а по среднему медперсоналу прирост составил 3,5 %. В основном, как заявил Александр Голенко, положительная динамика началась потому, что в Крыму работают 4 медицинских государственных колледжа и медуниверситет, которые выпускают новых специалистов.

Еще по теме

Крым получит 500 миллионов евро от зарубежных инвесторов

Действуют в Крыму и программы по привлечению специалистов из других регионов России – за 5 лет на полуостров переехало почти 300 врачей. Сегодня приезжим компенсируют стоимость аренды жилья до 30 тысяч рублей в месяц.

Единовременная выплата врачам по программе «Земский доктор» составляет 1 млн рублей, фельдшерам – 500 тысяч рублей. В этом году 58 млн рублей уйдет на компенсацию оплаты коммунальных услуг сельским медицинским работникам.

Но тот же Голенко ранее говорил и о том, что многие из приезжих уходят затем в частные клиники.

Глава Крыма видит кардинальное решение проблемы в послевузовском распределении медиков, как это было во времена Советского Союза. «На федеральном уровне пока нет единого рецепта.

Я другого выхода, как обязательная трехлетняя отработка после вузов, не вижу, его в принципе нет в природе, и по-другому мы ситуацию не решим», – заявил Сергей Аксенов, пообещав разработать дополнительные меры поддержки в течение месяца.

Вице-премьер Крыма Алла Пашкунова считает, что трудности с жильем являются главным препятствием для решения проблемы кадрового дефицита в здравоохранении. Представитель профсоюза медработников Андрей Коновал уверен, что проблема гораздо глубже и решать ее нужно комплексно.

«В крупных городах активно растет сегмент частной медицины, а в селах и отдаленных районах люди просто лишены медицинской помощи. Мне коллеги говорят, что в некоторых районах Крыма врачей в принципе не видели никогда. Чтобы врачи шли работать в государственную медицину, нужна прежде всего постоянная зарплата.

Большинство врачей в Крыму и других регионах России было бы счастливо получать зарплату в 40 тысяч рублей, работая на одной ставке. А кроме того – жилье, правовая защита, сокращение объема заполняемых документов, оснащение больниц. Но это все колоссальные деньги, которых в местных бюджетах нет», – считает Коновал.

ФедералПресс / Екатерина Кириченко

Источник: https://fedpress.ru/article/2269990

Цена обещаний

Кадровый дефицит медиков в 2018 году

По данным Росстата, в 2018 году средняя заработная плата врачей в стране составляет 72 тыс. руб. в месяц, медсестер — 36 тыс. руб. Независимый опрос медиков показал, что у 86% врачей и среднего медперсонала зарплаты в среднем по стране в два раза ниже декларированных.

Дефицит специалистов

Попытки поднять зарплаты врачей в России предпринимались неоднократно, только за последние 12 лет — дважды: в 2007-м и 2012-м. Причина — неутолимый кадровый голод. В 2007 году в стране было 3,66 млн медработников (707 тыс. врачей и 1,542 млн представителей среднего медперсонала) со средней зарплатой 13 тыс. руб.

в месяц (в 1,3 раза ниже, чем по РФ). Тогда в надежде удержать кадры в отрасли правительство вместо тарифных сеток ввело систему оплаты труда.

По данным Минздрава, практически без сокращения кадров оплата труда медработников выросла более чем в 1,5 раза, но все равно отставала от средней по регионам: в 3,2 раза у врачей и в 2,5 раза у медсестер.

К началу 2012 года в отрасли работали 3,58 млн медиков, их средняя зарплата составляла 18,5 тыс. руб. (на 21% ниже, чем средняя по экономике). При этом врачи получали 19,4 тыс. руб.

(на 17% ниже, чем в среднем по стране), а медсестры — 11,7 тыс. руб. (на 50% ниже, чем в среднем по стране). Специалисты по-прежнему покидали отрасль. В 2012 году дефицит кадров составлял около 40 тыс. врачей и 270 тыс.

медсестер, что не могло не сказаться на качестве и доступности медицинской помощи.

Пытаясь сохранить кадровый потенциал, правительство пошло на новое повышение оплаты труда медработников.

Указ президента РФ от 7 мая 2012 года №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» задал высокие ориентиры: к 1 января 2018 года зарплата врачей должна была достичь 200% от средней зарплаты по региону, а среднего и младшего медперсонала — 100%.

Добиться этого, лишь увеличив ставки и оклады, невозможно, решили в руководстве страны. Дальнейший рост зарплаты медиков был напрямую увязан с оптимизацией структуры.

Неэффективный контракт

Перед организаторами здравоохранения встал непростой вопрос — как без дополнительных финансовых средств выполнить указ президента. Сначала под нож пошли медучреждения. Во многих городах и городских поселениях закрылись единственные стационары.

Жителей «маршрутизировали» в райцентры, находящиеся в сотнях километров от их населенных пунктов. Вторым этапом «оптимизации» стало сокращение коек в оставшихся медучреждениях. Протесты врачей и пациентов мало кого волновали. Заключительный аккорд — массовое сокращение врачей. На улице оказались более 20 тыс.

специалистов. По стране прокатилась волна протестов, но это ничего не изменило. Интенсификация труда тех, кто остался в системе, заметно возросла, а время приема пациентов уменьшилось.

Надо ли говорить, что качество медицинской помощи пострадало? Количество врачей продолжало сокращаться, объемы и доступность бесплатной медицинской помощи — тоже. В итоге пострадали пациенты. Но, может быть, выиграли врачи?

Для выполнения указа в Высшей школе экономики была разработана новая система оплаты труда — «эффективный контракт». Чем примечателен документ? Согласно «эффективному контракту», должностные оклады медработников без учета компенсаций и стимулирующих могут быть ниже минимального размера оплаты труда.

В «дорожной карте» поэтапного повышения оплаты труда медработников соотношение базовой и стимулирующей частей оплаты труда должно составлять 60% и 40% соответственно. На деле же базовая часть оказалась гораздо ниже, что делало невозможным достижение контрольных цифр, утвержденных президентским указом.

«Эффективный контракт» был внедрен практически повсеместно, но перемен к лучшему он не принес. Многие ЛПУ столкнулись с дефицитом фонда оплата труда (ФОТ), который не был рассчитан на 100-процентное выполнение плана всем коллективом.

В 2015 году финансирование больниц урезали. Чтобы уложиться в запланированный ФОТ, пришлось уменьшать коэффициент стимулирующих выплат. Что делать, если денег на них не хватает, регуляторы не объяснили.

Повысить эффективность медицинской помощи можно без дополнительных затрат — напротив, снизив объемы капиталовложений, считают сторонники инновационной медицины. Экономику здравоохранения надо менять, переходя от оплаты за услугу к оплате за качество, от оплаты за объемы медицинской помощи к оплате за результат.

Читать далее

Министерство обещаний

А в адрес федерального Минздрава полетели липовые отчеты с мест о достижении контрольных цифр поэтапного повышения оплаты труда. По данным Росстата, который получает их из Минздрава РФ, уже в 2013 году среднемесячная зарплата врачей составила 42,3 тыс. руб. (141% от средней по экономике), среднего медперсонала — 24,1 тыс. руб. (80% от средней по экономике).

Все это никак не билось с копиями расчеток, которыми засыпали тот же Минздрав возмущенные врачи из тех же регионов, столкнувшиеся не с прибавками к жалованию, а… с сокращением выплат.

На вопрос, что происходит с зарплатами врачей, глава федерального Минздрава Вероника Скворцова в свойственной ей манере отвечала: «У ФФОМСа есть данные о начислениях каждому врачу в каждом лечебном учреждении.

В отдельных регионах есть нарушения, которые мы берем на контроль и устраняем, а в целом по стране указы президента о поэтапном росте зарплат медработникам выполняются».

Для пущей прозрачности Вероника Скворцова пообещала, что ФФОМС будет ежемесячно мониторить ситуацию с зарплатами врачей на местах и размещать на сайте Минздрава данные по каждому лечебному учреждению, чтобы врач в любом самом отдаленном районе страны мог зайти на сайт ведомства и сравнить данные отчетов своего руководства с цифрами из своей расчетки и в случае их расхождения информировать министерство. Шло время, жалобы из регионов продолжались, а реализация идеи Минздрава откладывалась с квартала на квартал. В конце концов на вопрос, где же обещанный тотальный мониторинг, доступный для каждого врача, глава Минздрава объявила: «Нам это уже не нужно». Без объяснения причин.

Год назад, выступая на конгрессе Национальной медицинской палаты «Российское здравоохранение сегодня: проблемы и пути решения», замминистра здравоохранения РФ Наталья Хорова сообщила, что с 2012 по 2016 год среднемесячная зарплата врачей, среднего и младшего медперсонала увеличилась соответственно на 48,7%, 46,2% и 75,3% и составила 50 667 руб. у врачей, 28 174 руб. у среднего медперсонала и 18 436 руб. у младшего медперсонала.

По итогам 2016 года соотношение средней заработной платы врачей, младшего и среднего медперсонала к средней заработной плате по РФ составило соответственно 155,3%, 86,3% и 56,5%. При этом есть некоторое отставание от контрольных цифр «дорожной карты» (159,6%, 86,3% и 70,5%).

В первом полугодии 2017 года средняя зарплата врачей составила 52 900 руб., среднего медперсонала — 29 400 руб. и младшего медперсонала — 19 368 руб., сообщила госпожа Хорова. Однако к 1 октября 2017 года соотношение средней зарплаты врачей, среднего и младшего медперсонала должно было достичь 180%, 90% и 80%, а к 1 января 2018 года — 200%, 100% и 100% соответственно.

В 2018 году объем расходов на федеральную субвенцию из Федерального фонда ОМС в территориальные фонды ОМС будет увеличен на 333,2 млрд руб. (21,7%) и составит 1 трлн 879 млн руб., что обеспечит достижение показателей, предусмотренных указом президента, заверила Наталья Хорова.

Неправильные цифры

В текущем году Росстат, как уже было сказано, опубликовал данные о зарплатах медицинских работников в 2018 году, полученные из Минздрава РФ: средняя зарплата врачей — 72 тыс. руб. в месяц, медсестер — 36 тыс. руб.

В апреле «Общероссийский народный фронт» (ОНФ) провел свой опрос медработников, в котором приняли участие 4,6 тыс. человек, и получил с учетом всех надбавок цифры в полтора-два раза ниже официальных.

86% врачей-специалистов ответили, что получают за свой труд гораздо меньше, чем указал Росстат. Так, в первом квартале 2018 года зарплата 22% опрошенных врачей оказалась меньше 25 тыс. руб. в месяц, 32% — менее 30 тыс. руб., 19% — в диапазоне 40–55 тыс.

руб. и лишь в отдельных случаях — более 80 тыс. руб.

При этом 40% опрошенных (1559 человек) работают на полторы и более ставок. Каждый 1десятый врач совмещает две ставки и более. Нередко врачи выходят на работу даже после суточного дежурства, что категорически запрещено во всем мире.

Эту информацию подтверждает центральная профсоюзная газета «Солидарность». По данным издания, в первом полугодии 2018 года средняя зарплата в сфере здравоохранения составляла 39 433 руб. (93% от средней по стране).

По экспертным оценкам, на выполнение указа президента о повышении зарплаты медиков не хватает 71 млрд руб.

На «Горячую линию Всероссийского союза пациентов», которая работает в девяти часовых поясах, обращаются и врачи, которые спрашивают, почему они раньше получали 40 тыс. руб., а сейчас — 24 тыс. руб., а при этом им объясняют, что их зарплата увеличена. Оклад других в 2012 году составлял 7 тыс. руб. плюс 23 тыс. руб.— надбавки, а в 2017 году — 14 тыс. руб. безо всяких надбавок.

В Ивановской области врач общей практики с 35-летним стажем получает 18 тыс. руб., а опытный фельдшер — 13 тыс. руб. И таких примеров тысячи.

Диспропорция сохраняется

«Эффективный контракт» так и не решил проблему зарплат врачей, зато порадовал руководителей медучреждений, ежемесячные зарплаты которых кое-где стали семизначными.

Даже в самых проблемных в финансовом отношении регионах после года работы по новой системе руководители медучреждений покупали квартиры в Москве, в то время как рядовым медицинским работникам зарплаты в 7 тыс. руб. задерживали по полгода.

В сентябре 2015 года ОНФ поднял проблему вопиющей диспропорции в оплате труда руководителей медучреждений и медицинского персонала в регионах. Президент отреагировал оперативно. Уже в ноябре вышли поручения президента Пр-2335, пункт 3г которых предписывал устранить существующие диспропорции, передав полномочия по установлению соответствующих коэффициентов в регионы.

В результате, например, в Забайкальском крае предельный уровень соотношения средней зарплаты руководителей государственных учреждений здравоохранения и средней зарплаты медицинских работников составил 6,5:1. В Ханты-Мансийском автономном округе — 6:1.

При этом доля оплаты труда работников основного персонала должна составлять не менее 60% от общего фонда оплаты труда, а доля руководителей — соответственно 40%.

Логика абсурда

Происходящее последние годы в отечественном здравоохранении не поддается никакой логике. Издали указ, но не обеспечили финансово и при этом заставили его выполнять. Хотели удержать врачей, но платили администраторам. Боролись с дефицитом кадров, но сокращали врачей. Закрыли тысячи больниц и поликлиник, но так и не решили зарплатный вопрос. Куда пошли деньги от «оптимизации» — загадка.

За последние десять лет из отрасли были уволены 90 тыс. медицинских работников, из них 21 тыс. врачей, из которых лишь 834 нашли работу. При этом в некоторых лечебных учреждениях рабочие места заполнены на 35% — некому оказывать медицинскую помощь.

Некачественное планирование программы «оптимизации» здравоохранения, неэффективные организационные решения, некомпетентность управленцев привели к росту нагрузки на медперсонал, задержке выплат, дальнейшему оттоку врачей в коммерческие структуры.

Это повлекло за собой снижение доступности и качества бесплатной медицинской помощи, ухудшение здоровья населения, рост заболеваемости и смертности.

Врачебное сообщество вместе с пациентскими организациями настаивает на проведении оценки последствий десятилетний реформы здравоохранения в России, а также квалификации и профпригодности проводивших ее управленцев.

Тем временем выходит новый майский указ президента, уже 2018 года, направленный опять же на ликвидацию кадрового дефицита врачей и среднего медперсонала в первичном звене.

Субвенции на эти цели составят 12,3 млрд руб. в 2019 году, 34,7 млрд руб. в 2020 году и 50,4 млрд руб. в 2021 году, сообщила председатель ФФОМСа Наталья Стадченко.

Это позволит в 2019 году дополнительно принять на работу 5,4 тыс. врачей первичного звена и 11,9 тыс. медсестер, а в 2021 году довести численность врачей до 21,4 тыс., медсестер — до 40,2 тыс.

и закрыть, таким образом, кадровый дефицит. По указу!

Светлана Белостоцкая

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3812301

Кадры в минусе

Кадровый дефицит медиков в 2018 году

По данным на декабрь 2016 г., в государственных и муниципальных медорганизациях были заняты 570,6 тыс. врачей. За первые 6 месяцев 2017 г. их численность сократилась до 567,4 тыс. В первом полугодии 2018 г. – до 559,8 тыс.

По информации экспертов Общероссийского народного фронта, сравнивших данные докладов Правительства РФ в 2016 и 2017 гг., общая численность врачей в стране сократилась в прошлом году на 28,5 тыс.

, а среднего медицинского персонала – на 108 тыс. 

В разрезе федеральных округов численность врачей выросла по итогам первого полугодия только в СКФО (+ 231 человека). Наибольший отток специалистов приходится на три самые густонаселенные территории: ЦФО (- 3103), ПФО (- 1525), СФО (- 1200). Чуть ниже показатели в ЮФО (- 613), УрФО (- 599), СЗФО (- 436) и ДФО (- 419). 

Обеспеченность врачами и средними медработниками (на 10 тыс. населения)

Источник: ЦНИИОИЗ

«Скорее всего, и врачи, и медицинские сестры переходят в негосударственные медорганизации, а те не подают эту информацию в статистическую отчетность. Хотя, конечно, есть и те, кто совсем уходит из отрасли», – прокомментировал порталу Medvestnik.ru данные Росстата директор Национального НИИ общественного здоровья, академик Рамил Хабриев.

По оценкам Фонда независимого мониторинга «Здоровье», дефицит врачей в государственных и муниципальных медучреждениях составлял в 2017 г. 21,2%. Наиболее ощутимо не хватало терапевтов в первичном звене (24,8%).

На рабочей встрече с Президентом РФ Владимиром Путиным в августе прошлого года, где шла речь о ситуации в первичном звене, министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила: на устранение кадрового дефицита ведомству потребуется от двух до трех лет.

По данным Минздрава, по состоянию на август 2017 г. в первичном звене не хватало 10,7 тыс. участковых терапевтов и педиатров и около 24 тыс. врачей-специалистов, однако некоторые изменения в лучшую сторону наметились в последние три года: на 37 тыс.

увеличилось число врачей в первичном звене (+ 14%), причем на четверть стало больше работающих на селе благодаря программе «Земский доктор».

«По всем дефицитным специальностям (это не только терапевт и педиатр, самые дефицитные в первичном звене – это офтальмологи, лор-врачи, кардиологи и неврологи) идет существенное повышение: от 10 до 25%», – уточнила министр. Отток пенсионеров, по ее данным, составляет в среднем от 5,5 до 10% в разных регионах. 

Динамика численности врачей, участковых терапевтов, педиатров, врачей общей практики в РФ, тыс. человек

* — без Крымского федерального округа

Источник: ЦНИИОИЗ

Но при этом, как отмечают эксперты фонда «Здоровье» со ссылкой на данные Росстата, за 2017 г. число штатных должностей врачей снизилось на 1,6 тыс., в том числе в организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, на 1,3 тыс.

Также за год количество занятых ставок врачей уменьшилось на 9,2 тыс., в том числе в первичном звене 5,9 тыс. Это связано с сокращением количества самих медицинских организаций. По данным ежегодного статистического сборника Минздрава, в 2017 г.

их стало меньше почти на 0,5 тыс. по сравнению с 2015 г. 

Ранее зампред Комитета Госдумы по охране здоровья Леонид Огуль приводил экспертные данные, согласно которым с 2000 по 2015 г.

количество больниц в России сократилось в два раза – с 10,7 до 5,4 тыс.

, причем зачастую решения о закрытии или укрупнении учреждений были связаны с нехваткой средств на их содержание, нежеланием региональных или муниципальных властей решать эти вопросы. 

«Думаю, что сокращение количества специалистов прежде всего связано с этим. Но могут быть и статистические проблемы, связанные с внутренней миграцией: например, специалист переехал в другой субъект, а по новому месту работы еще не оформился.

Конечно, свой вклад вносит и закрытие медицинских учреждений, что особенно видно по сестринскому персоналу.

Медсестер у нас довольно много, и если медицинское учреждение закрылось, а обычно соотношение врачебных и сестринских ставок – один к трем, все эти люди тоже выпадают из отчетности», –сказал порталу Medvestnik.

ru CEO консалтинговой компании «ДМГ» Владимир Гераскин. По его словам, играет роль и естественная для последнего десятилетия убыль граждан трудоспособного возраста и выход на пенсию, когда объем подготовки новых специалистов не перекрывает потери. 

Проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ) Николай Прохоренко отмечает, что хорошие специалисты легко меняют работу  и даже регион. Ведь несмотря на то, что зарплаты врачей в государственной медицине растут, сумма в 50–70 тыс. руб.

в месяц не может обеспечить амбициозному квалифицированному специалисту принадлежность к так называемому среднему классу, индикаторами которого являются высокий уровень дохода на одного члена семьи, загородный дом, возможность оплачивать медицинскую помощь, образование и ежегодный отдых семьи за границей. 

«По опыту знаю, что зарплата врачей в частных и в государственных учреждениях отличается, может быть, процентов на 15–20 в пользу частных структур.

Но все те из моих знакомых, кто переходил в коммерческий сектор, говорят даже не о деньгах, а об организации работы, о том, что там работать спокойнее и больше времени на общение с пациентом.

От врача не требуют выполнения на самом деле далеких от реальной врачебной деятельности функций, таких как заполнение плана диспансеризации, составление реестр-счетов для страховых компаний и так далее.

Открытых данных о том, сколько врачей перешли работать из государственной медицины в частную, нет, хотя раньше такая статистика собиралась. Думаю, такие данные имеет Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения, но он по непонятным причинам открыто не публикует эту информацию», – отмечает Николай Прохоренко.

Источник: https://medvestnik.ru/content/articles/Kadry-v-minuse.html

Кадровый парадокс: две тысячи вакансий врачей, но дефицита медиков нет

Кадровый дефицит медиков в 2018 году

Министерство здравоохранения планирует сокращать набор в медицинские вузы, так как считает, что дефицита врачей в Беларуси нет. Откуда при этом на сайте государственной службы занятости 2335 вакансий врачей?

«В перспективе у нас будет переизбыток кадров»

В год медицинские университеты выпускают около трех тысяч молодых специалистов. Минздрав планирует сокращать набор в медицинские вузы, так как согласно анализу специалистов ведомства дефицита врачей у нас нет.

«Мы видим, что в перспективе у нас будет переизбыток кадров, — рассказал журналистам 1 февраля министр здравоохранения Валерий Малашко. — К нам в высокотехнологичные центры сегодня приходят не только медицинские кадры. Приходят физики, биологи, химики. И мы должны заниматься подготовкой этих кадров в том числе».

Глава Минздрава сообщил, что в феврале в медицинских вузах и училищах начинается предварительное распределение, которое окончательно завершится в апреле.

Выпускники университетов сразу к самостоятельной работе не приступают, а учатся в интернатуре в каком-либо из учреждений здравоохранения. После года учебы они приступают к работе в качестве молодых специалистов, причем необязательно там, где проходили интернатуру.

«Надо понимать, что в медицине есть определенный лаг, где невозможно быстро заместить специалиста, — сказал Малашко. — Взять, условно, из районного центра и переместить в город или обратно достаточно сложно. Временной лаг у нас сейчас составляет порядка 2,5 тысячи врачей».

Министр добавил, что в стране сегодня нет проблем и с наличием среднего медицинского персонала.

В столице все спокойно?

При этом, по данным комитета по здравоохранению Мингорисполкома, укомплектованность ставок врачей уменьшилась и составляет 81,6% против 83,5% в 2016 году. Укомплектованность средним медперсоналом увеличилась — 75,5% против 74,9% в 2016 году.

В 2017 году столичные врачи работали с коэффициентом совместительства 1,28, а медсестры — 1,39. В 2016 году коэффициент совместительства был несколько больше — 1,31 и 1,41 соответственно, рассказал председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Сергей Малышко 2 февраля на коллегии ведомства.

Численность работающих врачей в Минске

год

2017

2016

2015

2014

2013

количество

10 341

10 160

9849

9542

9263

По итогам 2017 года в учреждениях здравоохранения Минска работало 18 026 специалистов со средним медобразованием. В 2016 году их было 17 457 человек.

Наличие вакансии не означает, что рабочее место свободно

На сайте государственной службы занятости сейчас есть 2335 вакансий врачей, в том числе 397 в Минске. А вакансий среднего медперсонала еще больше: медицинских сестер — 2398, фельдшеров — 713.

Судя по статистике, за последние полтора года потребность во врачах не улучшилась. Согласно данным Министерства труда и социальной защиты, на 1 июня 2016 года в Беларуси были вакантны 1887 должностей врача. И проблема нехватки медсестер не смягчилась — тогда в стране не хватало 2317 медсестер и фельдшеров.

Согласно данным банка вакансий, сегодня в Минской области могут взять на работу 320 врачей, в Брестской — 291, Витебской — 171, Гродненской — 271, Могилевской — 197.

Лидер по числу свободных мест для врачей — Гомельская область, здесь не хватает 688 специалистов — в каждом районе от одного до нескольких десятков врачей. Например, в центральной районной больнице Октябрьского есть шесть вакансий врачей.

«Работают пенсионеры, совместительство врачей составляет 1,4. Всего в районе работает 30 докторов, медицинская помощь оказывается в полном объеме, — пояснили в отделе кадров Октябрьской районной больницы. — Цель размещения объявлений — информировать специалистов, которые, возможно, захотят к нам приехать на работу.

В прошлом году к нам по распределению приехали два молодых специалиста, оба уже обеспечены жильем. У руководства района есть четкая установка — все врачи должны иметь жилье: либо арендную квартиру, либо место в общежитии.

В следующем году мы ждем еще пять молодых специалистов, которые в данное время проходят интернатуру в других учреждениях здравоохранения».

Со средним медперсоналом в Октябрьском районе тоже все хорошо, сказали в отделе кадров. Совместительство еще меньше, чем у врачей — 1,19.

Чуть больше человека на место получается за счет совмещения доли ставки медсестры в школах, например. Оставшуюся долю ставки выставляют в банк вакансий.

Но понятно, что 0,25 ставки медсестры в сельской школе как основное место работы мало кто захочет рассматривать.

Ситуация с рабочими местами медиков практически такая же, как и с другими специалистами — наличие вакансии не означает, что рабочее место действительно свободно. Так как фактически все врачи и медперсонал работают больше, чем на одну ставку, то многие вакансии — это 0,5 или даже 0,25 ставки.

Получается, что дефицита кадров нет, но в банке вакансий медики по востребованности стоят на первом месте.

«Проблемы кадрового голода у нас нет, и я вам официально заявляю: мы сегодня пришли к возмещению кадров плановой текучести. Кадры сегодня уходят и в декретный отпуск, на пенсию, они могут как перемещаться внутри страны, так и выезжать за ее пределы. Но подготовка специалиста на это рабочее место занимает определенное время», — отметил глава Минздрава Валерий Малашко.

Первичное звено будут оптимизировать

Исходя из слов министра, в Беларуси пора вести речь не о наращивании кадрового состава медперсонала, а об оптимизации нагрузки врачей. Именно этот вопрос, по словам Малашко, в первичном звене порой не решается.

«Мониторинг поликлиник показывает, — сказал министр, — что на местах не решаются вопросы оптимизации нагрузки врача, сохраняется бумаготворчество. С одной стороны стола мы видим современный диагностический комплекс, с другой — десятки журналов. Сегодня для работы, как показывает выезд в ряд учреждений, есть всё.

Проведенный в одной из поликлиник Минска хронометраж подтвердил причины потерь времени пациентом. Это неправильная логистика, отсутствие оптимального маршрута пациента для проведения всего комплекса медицинских мероприятий и преемственности между службами, низкий уровень администрирования и организации работы».

Результат такой работы — в поликлиниках Минска, например, ежегодно увеличивается число посещений. Если за 2013 год их было 21 405 153, то в 2017-м — 24 515 300. Рост количества визитов свидетельствует, скорее всего, о том, что одного визита к врачу для выяснения проблемы и определения лечения не хватает. Свою лепту вносят и посещения для выписки рецептов.

Белорусы в поликлинику ходят в среднем раз в месяц, но удовлетворенности у них нет: большинство жалоб в сфере здравоохранения как раз на работу первичного звена медицины.

Председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Сергей Малышко пояснил, чем недовольны минчане: «Очереди в поликлиниках, ожидание талона к специалисту, невнимание со стороны медицинских работников».

Чтобы изменить ситуацию, планируется ускорить процесс информатизации здравоохранения и расширить функции терапевтов.

Уже теперь 40,2% участковых терапевтов Беларуси работают как врачи общей практики, а по итогам 2018 года их доля должна достигнуть 60%. Предполагается, что такие врачи будут совмещать роли ряда врачей-специалистов и работать в команде с помощником врача и медицинской сестрой.

«Это позволит значительно сократить маршрут пациента и адекватно перераспределить время и нагрузку», — отметил министр здравоохранения.

Источник: https://naviny.by/article/20180206/1517892556-kadrovyy-paradoks-dve-tysyachi-vakansiy-vrachey-no-deficita-medikov-net

ГуруПрава
Добавить комментарий